Зак лихо перепрыгнул через небольшой овраг, перекатился по опавшей листве и юркнул за дерево. В нескольких сантиметрах от него воткнулась в землю красная стрела. Ещё одна прошла мимо.

Мужчина быстро схватил её и кинулся дальше. Собрать ещё три, и он выиграет себе ещё один год.

Ноги несли его вперёд, а в мозгу засела одна мысль: “Зачем я сделал этот выбор?”

Это случилось ровно двадцать лет назад, в день его совершеннолетия. К нему в дом пришли и задали самый важный вопрос: “Сколько?” Такое спрашивали у каждого, кто достигал восемнадцати. Если достигал. Смерть стала слишком обыденной вещью, после того, как правительство узаконило лицензии на убийство. Теперь каждый мог выбрать количество жизней, которые имел право отнять и не понести наказания. От одного до пятидесяти. Или бесконечность. Но только в последнем случае жизнь самого обладателя такой лицензии должна была оборваться ровно в тридцать пять лет.

Правда, из любого правила есть исключения. Можно купить ещё один год жизни за двенадцать красных стрел со штрафной арены. Человеку давался один час, а наблюдателям — по одной красной или синей стреле и одной попытке подстрелить опасное существо на арене. Синие стрелы в зачёт не шли, а красных было всего двенадцать...

Зак выбрал бесконечность. Он нашел подонков и отомстил за своих родных. Нашел всех и каждого. А в тридцать пять попал на арену. Но два года ему чудом удалось собрать стрелы и выиграть себе лишний год.

Он подхватил ещё две красных, осталась последняя.

Он поднял взгляд на трибуну и увидел лицо девушки, искаженное от жажды мести. Она держала последнюю стрелу и не собиралась стрелять...