Разор нервно дёрнулся, когда дверь на капитанский мостик космического линкора открылась. Первый помощник уже начал опасаться командира, который почему-то весь вечер ходит злющий как стая бешеных лугров и норовит вцепиться кому-нибудь в задницу. Однако вместо капитана в помещение проскользнула второй помощник и с преувеличенным энтузиазмом ринулась к электронной панели аналитика.
— Ну, что ты узнала? — Разор приподнял бровь, внимательно глядя на неё.
— Он стоит в своей каюте, — коротко бросила Шера, даже не повернув головы.
— В смысле стоит? Он там план разрабатывает?
— Нет. Он стоит. Не изучает карты, не планирует новое нападение, даже не пьёт. Просто стоит и смотрит на стену.
Первый помощник приобрёл потрясающий зеленоватый оттенок: должно было произойти что-то исключительное, чтобы непоседливый пират внезапно впал в мрачную задумчивость, а что-то исключительное всегда равнялось проблемам.
Капитан действительно находился в своей каюте и смотрел на стену. Вернее, на экран, проецирующий космическое пространство перед линкором. Планета, семь спутников и тусклая звезда вдалеке — за пять галактических лет не изменилось ничего. И в то же время очень многое.
Тогда здесь был имперский линкор. А на нём — команда. Молодые офицеры, только что выпустившиеся из Военной Академии, полные надежд и желаний.Трик — жуткий педант и зануда, зато в умении читать карты и работать с приборами ориентирования ему не было равных. Мааба — неисправимый мечтатель и соня, но лучший аналитик, умеющий подмечать детали. Лисс — на год младше, она впервые участвовала в миссии и пока довольствовалась ролью личной помощницы капитана. Он тогда был всего лишь вторым помощником, но Лисс сперва всегда подходила к нему, мягко касалась плеча и улыбалась. А иногда вечерами она заходила к нему в каюту, забиралась на руки и клала голову ему на плечо. И всё это исчезло так просто, в один момент...
По лицу Капитана пробежала тень. Он плотно сжал губы и прикусил щёку изнутри — вот только не хватало ещё нюни распустить! Их больше нет. Никого не осталось — ни убитых, ни убийц. Только он.
Кто-то монотонно стучал в дверь. Тук. Тук. Тук. Это сводило с ума.
Створка беззвучно отъехала в сторону, открывая взгляду маленькую девочку с плюшевым зверьком в одной руке и подушкой в другой. Она шмыгнула носом, умоляюще глядя на мужчину снизу вверх. Вздохнув, он отступил на шаг, пропуская воспитанницу в комнату.
— Что на этот раз? — устало поинтересовался Капитан, ему даже не хотелось злиться на девчонку, которая прервала его воспоминания.
— У меня в шкафу кто-то есть, мне страшно, — малышка деловито закинула к нему на кровать свои вещи и начала карабкаться следом.
— Я тут самый страшный монстр, — проворчал мужчина, но всё же поднял её и усадил на покрывало.
— Нет, ты хороший. — она оценивающе взглянула на него, склонив головку к плечику. — Только грустный. Почему ты грустишь?
— Не обращай внимания, ложись уже, — Капитан наклонился и откинул край покрывала.
Девочка потянулась к нему, обхватила тонкими ручонками шею и пробормотала:
— Не грусти, я тебе завтра картинку нарисую.
Пират привлёк её к себе и погладил жёсткие волосы. В носу предательски защекотало, взгляд затуманился. Ну нет, вот только этого не хватало! Спать, скорее уложить эту малявку спать!
— Хороший…
Уснула. Выключилась, словно лампочка. Вот что бывает, когда весь день носишься и не даёшь взрослым впадать в уныние. Маленький монстрик из шкафа...