***
Когда убивают сотрудника известной компании — это плохо. Когда убийство происходит на складе этой компании — это плохо вдвойне. А уж когда жених жертвы, претендующий на славу Шерлока Холмса, начинает «играть в расследование» — это становится кошмарно.

Огромное помещение, заставленное разномастными ящиками, наполняли журналисты. Как Корпорация ни старалась, а уладить дело по-тихому не вышло, уж слишком активно возмущался «самый известный детектив нового времени». Он подключил своих влиятельных друзей в правительстве и добился присутствия прессы. Тело уже увезли, остался только меловой силуэт на полу, в области шеи перепачканный кровью — девушке перерезали горло. Служители новостей и скандалов  старались подойти поближе, сделать самый яркий и ужасающий снимок, но их останавливали серьезные молчаливые ребята, которые могли просто подойти, положить руку на плечо, покачать головой, и желание спорить мгновенно улетучивалось.

Чем больше народу прибавлялось в этой разномастной пестрой толпе журналистов с камерами и цифровыми планшетами, тем более дико и нелепо выглядела маленькая фигурка в простом строгом костюме. Среди разодетых по последней моде и ярко накрашенных журналисток на высоких каблуках совершенно терялась низкорослая субтильная блондинка.

 

— Ой, не мешайся! — вместо извинения бросила одна из репортёрш, налетев на женщину.

 

Если бы она знала, кто перед ней, то наверняка тут же рассыпалась бы в извинениях и попыталась бы взять интервью, но к счастью, мало кто знал в лицо Шерил Адэ, главу первого участка городской полиции. Она только мазнула по журналистке равнодушным взглядом и отступила на шаг в сторону — подобные случаи не могли поколебать годами выработанное спокойствие, когда много раз подряд смотришь в дуло пистолета.

 

“Детектив” нарезал круги по складу, не переставая разглагольствовать. Он нес такой несусветный бред и делал такие дикие выводы, что у любого следователя просто волосы бы дыбом встали. Но журналисты были в восторге, а Шерил предпочитала просто не слушать, неспешно двигаясь вдоль оцепления и осматривая место преступления на свой лад. Ее цепкий взгляд ухватился за темный след на вытоптанном полу — со склада определенно что-то забрали совсем недавно. И это что-то было большим: два метра тридцать сантиметров в длину и восемьдесят сантиметров в ширину.

 

Сконцентрировав все внимание на этом пятне, женщина едва не получила локтем в висок. В последний момент она успела отдёрнуть голову, и только порыв воздуха всколыхнул короткие светлые пряди.

 

— П-простите… — заикаясь, пробормотал полный парнишка, стоящий в первом ряду.

 

Вид он имел довольно странный: кожа была смуглой, но имела нездоровый сероватый оттенок, тусклые голубые глаза беспокойно бегали, а все тело бесконтрольно дергалось из-за беспорядочных мышечных сокращений. На первый взгляд ему было не больше шестнадцати лет, но Шерил по форме служащего склада поняла, что это далеко не так, просто несчастный имеет такой вид из-за болезни.

 

— Ничего, — коротко бросила она и отошла в сторону.

 

Когда закончился весь этот фарс, женщина поехала обратно в свой полицейский участок. Ее старая, но надежная машинка живо домчала свою хозяйку до приземистого серого здания образца восьмидесятилетней давности. Там, на третьем этаже, в конце безликого серого коридора располагался ее крошечный кабинетик, куда с трудом влезли шкаф, письменный стол с компьютером и стул. Худая фигурка блондинки юрко скользнула в узкий дверной проем и устроилась за компьютером — ей предстоял долгий день написания отчетов, ведь основная часть расследования будет вестись на бумаге. И это несмотря на то, что первый участок занимался только серьезными преступлениями, всякие мелкие хулиганства и кражи перенаправлялись в другие подведомственные отделы.

 

Шерил бойко стучала пальцами по клавиатуре давно устаревшего компьютера, набирая привычные штампы и клише, за годы работы вылетающие уже на автомате даже в обычных разговорах. Впрочем, не очень-то женщина и любила вести эти самые разговоры. Да и с кем? Друзей у нее не было, из семьи осталась только сестра, которая звонила раз в месяц…

 

— Великий и грозный начальник, ты домой сегодня собираешься? — в кабинет ввалился, заполнив собой все оставшееся пространство, молодой следователь из подведомственного отдела.

 

— А теперь выйди и зайди нормально, Ланн, — блондинка подняла на визитера осуждающий взгляд прозрачно-голубых глаз.

 

— Да будет тебе! — хохотнул мужчина, приглаживая торчащие во все стороны короткие темные волосы.

 

— Мне-то будет. А вот тебе может премии не быть, — отрезала она.

 

Этот надоедливый во всех отношениях тип — Ланн Оуэн — поступил на службу в ее участок сразу после училища, что сразу насторожило требовательную женщину. Возиться с желторотиками никому не хотелось, поэтому первый участок, на правах главного, обычно набирал свой штат из уже отработавших в других районах специалистов. Должно было произойти что-то из ряда вон, чтобы новичка отправили сразу к ним, да еще и не поинтересовавшись ее мнением как главы. Но, поскольку парня спустили сверху, Шерил пришлось смириться с его присутствием, хотя привыкнуть к нему оказалось сложно. Обычная размеренная жизнь первого участка городской полиции сразу показалась ему слишком скучной и унылой, поэтому он начал пытаться всех “расшевелить”, чем знатно бесил начальницу и мешал ей работать. Она мужественно терпела его выходки, пока они не касались лично ее, а потом просто внезапно обнаружила его в своей машине.

 

Почему он тогда просто не вылетел оттуда кувырком, Шерил не могла себе объяснить даже через полгода. Однако с тех пор так и повелось — она уезжала с работы не одна, а в сопровождении своего же подчиненного, который всю дорогу травил веселые байки и упрямо называл ее другом. Первое время она пыталась возражать, что они не друзья, а просто коллеги, но быстро махнула рукой на эту затею — ее слова были как горох о стену.

 

— Ну Шер! — заныл Ланн. — Пощади меня, рабочий день уже час назад закончился!

 

— А вот и нет, — блондинка взглянула на часы. — Еще три минуты.

 

— Сегодня пятница, сокращенный день! — взвыл молодой следователь и плюхнулся животом на клавиатуру. — Пошли уже домой!

 

— Серьезно?!

 

Взглянув на календарь, Шерил сама подивилась тому, как быстро летит время — еще буквально вчера она вернулась из больницы, где традиционно проводила все выходные, и вот уже опять пятница, а значит, завтра ей предстоит снова вернуться в холодную белую палату к людям в белых же халатах.

 

— Ладно, уговорил, пошли.

 

— Ура! — Ланн вскочил и почти кувырком вывалился из кабинета.

 

Женщина выключила компьютер, встала и, взяв со спинки стула пиджак, степенно вышла следом. И снова ей пришлось всю дорогу выслушивать жизнерадостную болтовню о том, что выходные — это счастье, можно не думать о всяких отморозках и посвятить себя любимым занятиям. А любимым занятием Ланна было дегустировать разномастные алкогольные напитки, о вкусовых качествах, крепости и цене коих он мог рассказывать часами. Или днями, если последующее похмелье было особо жестоким.

 

Возле дома Шерил выпиннула молодого коллегу из машины и загнала верное средство передвижения в гараж. Он не переставал вслух строить планы всю дорогу от подземной парковки до ее квартиры. К несчастью для блондинки лифт в этом здании как всегда не работал, поэтому ей пришлось терпеть Ланна на протяжении семи этажей пешего подъема.

 

— Спокойной ночи, до понедельника, — выпалила она и быстро захлопнула перед мужчиной дверь.

 

— Может, сходим куда-нибудь в выходные? — предпринял очередную попытку подмазаться тот.

 

— Нет. Спокойной ночи.

 

За дверью послышался тяжелый вздох и шаги вверх по лестнице. Женщина только покачала головой — она уже много раз объясняла этому непонятливому, что ему не светит ничего кроме доставки до дома, но он каждый раз продолжал упрямо предлагать. Шерил и сама не могла понять, чем привлекла внимание Ланна. Он был красив, атлетически сложен, смекалист и остроумен, девушки вились вокруг него и по одному слову штабелями укладывалась. Так нет же, его ухитрилась заинтересовать тощая, плоская как доска зануда, которая его на двадцать лет старше!

 

Встряхнув тусклыми коротко стриженными волосами, блондинка отогнала мысли о столь симпатичном соседе и прошла вглубь квартиры, где она ютилась в одиночку. От начальника главного полицейского участка можно было бы ожидать роскошной двухэтажной квартиры, но все было куда прозаичнее — Шерил жила в маленькой однокомнатной квартирке в старом доме на окраине города, рядом с промышленной зоной. Разумеется, при ее заработке можно было бы подобрать жилье и получше, но почти все деньги уходили на еженедельные процедуры в специализированной больнице.

 

После принятия прохладного душа настроение женщины немного улучшилось, и она решила поужинать. В ее понимании. Взяв один батончик мюсли, блондинка покинула кухню. А в ее холодильнике вознамерилась повеситься уже даже не мышь, а самая настоящая крыса, настолько пусто там было.

 

Обычно Шерил еще немного работала над отчетами перед сном, но в этот раз у нее совершенно не было настроения заниматься чем бы то ни было, поэтому она съела свой скудный ужин, переоделась в пижаму и улеглась на узкую жесткую койку, почти сразу же погрузившись в сон.

 

***

Утро, когда нужно ехать в больницу, добрым не бывает, даже если это утро — субботнее. Но Шерил привыкла. Привыкла каждые выходные выходить из дома в семь утра, садиться в машину и ехать за город, чтобы ровно в восемь переступить порог кабинета своего лечащего врача.

 

Медик как всегда учтиво с ней поздоровался и приступил к обычной процедуре осмотра. Работая с этой пациенткой он выгонял из помещения всех ассистентов, потому что справедливо полагал, что ей не захочется, чтобы на нее пялились. Женщина привычно сняла кофту и встала ровно, подняв руки вверх. Доктор взял какие-то свои приборы и принялся водить ими по ее торсу.

 

— Пока без изменений в худшую сторону, это уже радует, — сообщил он, закончив осмотр. — Думаю, пока стоит остановиться на обычных процедурах, а через пару месяцев, когда придет время, попробуем еще недавно разработанную технологию.

 

— Хорошо. Как скажете, — спокойно отозвалась Шерил, надевая кофту.

 

— Тогда пройдите в процедурный кабинет, Хана все сделает.

 

Кивнув, блондинка пошла дальше проходить свой привычный маршрут. К молчаливой темнокожей медсестре, к одному прибору, к другому, к третьему… К любому, который позволит прожить еще одну неделю до следующего визита сюда…

 

***

А в понедельник начальник появилась в участке в положенное время, как всегда строгая и серьезная, без каких бы то ни было следов веселых выходных. И, пока все ползали в поисках кофе или анальгетиков, она уже продолжила заниматься делом о недавнем убийстве. Ее подчиненные никак не могли понять, почему глава участка самостоятельно решила заняться этим делом, а не отдала его кому-нибудь, но спрашивать, тем самым подставляя себя, никто не спешил.

 

Шерил и сама не могла точно сказать, почему не спихнула никому это дело, но что-то в нем не давало ей покоя, и всю аналитическую работу она решила проделать лично. Быстро собрав все данные, женщина приступила к их обработке.

 

Дело оказалось не так просто, как казалось на первый взгляд. За четыре дня расследования блондинка не продвинулась почти ни на шаг, хотя отработала уже множество версий, даже самые дикие и нелепые на ее взгляд. Убийца все никак не находился — посторонние на территорию Корпорации зайти не могли без особого допуска, а почти все работники к тому времени уже разошлись по домам. Логично, что подозрения пали на оставшихся, но после проверки у всех подтвердилось алиби: по всей территории были установлены камеры, и к складу никто кроме жертвы не приближался.

 

Зато на записях камер было отчетливо видно, что именно вытащили со склада, до того как туда нагрянули репортеры — криогенная капсула, почему-то активная, хотя и пустая. В общем-то грех было обвинять работников в желании спасти дорогущее оборудование, пусть им и строго-настрого запретили трогать место преступления. С другой стороны, Шерил никак не могла понять, почему работала пустая криокамера? Она ведь потребляет много энергоресурсов.

 

Порассуждать над этим вопросом женщина решила уже дома, потому что работать здесь уже не было никакой возможности — все отделы дружно собрались праздновать день рождения Ланна, даром, что до конца рабочего дня был еще час. Не став никого отвлекать, чтобы снова не заявлять о своем нежелании выпить, Шерил покинула здание полиции и поехала домой в тишине и спокойствии впервые за полгода. А поскольку ее сосед в данный момент веселился с коллегами по участку, в маленькой квартирке было тихо и, по меркам офисной зануды, очень уютно. С удобством расположившись перед новым ноутбуком, единственной роскошью, которую она себе позволила, блондинка снова занялась своим любимым делом – бумагами.

И снова все не сходилось. По всем логическим выводам получалось, что девушку убил кто-то посторонний, неведомо каким образом проникнув на склад самого охраняемого промышленно-исследовательского комплекса в стране. Однако самым странным было другое – этот кто-то должен был быть настоящим профессионалом. Камера работала в режиме непрерывной фотосъемки с интервалом в пять секунд: на первой фотографии девушка только входила на склад, на второй – замечала постороннего, а на третьей она уже падала с перерезанным горлом. Судмедэксперты однозначно заявили, что жертва была убита очень острым лезвием, но после всех поисков оружие так и не было найдено, а фотосъемка тоже не проливала свет на ситуацию.

Подперев кулаком щеку, Шерил нервно забарабанила пальцами по столу: все очень и очень странно… Да еще и что-то мутное было в этой Корпорации… Официально они были самым крупным производителем бытовой и компьютерной техники в стране, но если так, тогда зачем им на складе криокапсула? Не ноутбуки же в ней замораживать! Раньше женщине как-то не приходилось задумываться об истинной деятельности этого огромного предприятия, хотя там и происходили разные инциденты, чаще всего их предпочитали по-тихому замять. И наверняка неспроста.

В обычной ситуации начальник первого участка городской полиции должна была направить официальный запрос на право доступа к данным с серверов компании, но Шерил, вопреки расхожим стереотипам о блондинках, дурой не была, она прекрасно понимала, что в лучшем случае ей отправят все ту же официальную версию, а в худшем – вообще отзовут разрешение на просмотр фотосъемки с камер, без которой можно забыть о любом расследовании. Разумеется, женщина прекрасно понимала, что собирается нарушить закон, но для пользы дела (а в большей степени для своего успокоения) она решила вспомнить прошлое и взломать главный сервер Корпорации.

Когда-то давно Шерил довольно часто приходилось заниматься подобной незаконной деятельностью, потому что это могло спасти жизнь ей и ее товарищам. И пусть то время давно прошло, старые навыки порой очень глубоко въедаются в память, надо лишь захотеть из оттуда выудить. Хоть временами это очень тяжело сделать, женщине было не привыкать к трудностям, поэтому она продолжала стараться, пока, наконец, на экране не появилась надпись “доступ разрешен”.

 

Шерил быстро бегала взглядом по строчкам и анализировала полученную информацию, от которой у обычного человека тут же волосы встали бы дыбом. Вампиры. Древние враги человеческой расы, питающиеся горячей людской кровью, много лет держали смертных в страхе. Одно их упоминание наводило суеверный ужас, а выйти ночью на улицу для человека было равносильно смертному приговору. Но это было десять лет назад, до того как по указу правительства особый отряд вампирохантеров произвел зачистку всех крупных городов. Теперь от вампиров остались лишь страшные легенды и несколько особей в резервациях и исследовательских центрах.

 

По крайней мере, так все думали. Все пребывали в счастливом неведении и уже не боялись выйти на улицу. Новые дома даже не оборудовались системой защиты, считалось, что в ней больше нет необходимости. Однако то, что Шерил видела на экране, однозначно повергло бы общественность в ужас — теперь вампиры могли жить среди людей. Именно этим тайно и занималась Корпорация, они адаптировали ночных тварей для жизни под солнцем, меняли их необычную внешность и выпускали жить среди людей.

 

Само собой клинические дураки в компании не работали и делали все это не просто так. Всему была цель — контроль. Вампиров не выпускали просто так, им в мозг вживляли особые чипы, с помощью которых их можно было контролировать. Здесь способность чудовищ к самоисцелению сыграла с хозяевами злую шутку: человек бы просто не вынес такую операцию, а создания ночи выживали благодаря своей необычайной регенерации и становились верными марионетками Корпорации. И таких было уже довольно много. Одно за другим мелькали перед глазами начальника полиции личные дела измененных вампиров, и к своему ужасу, она узнавала многих. Она пробиралась все дальше и дальше, пролистывая страницы одну за другой, от измененных совсем недавно к самым первым подопытным.

 

Злой холодок пробежал по спине женщины. Ей уже доводилось встречаться с вампирами, и этот неприятный опыт не прошел бесследно. В прямом смысле. Поэтому повторять его очень бы не хотелось…

 

Грохот на лестничной площадке едва не стоил Шерил годового запаса нервных клеток. Она схватилась за свой служебный пистолет, но быстро вспомнила, что заряжен тот не серебряными пулями, а тонкими иглами с электрическим зарядом. Против людей — самое оно, убить не убьет, но вырубит минут на десять точно, но вот вампира такая игла только дезориентирует максимум секунд на пятнадцать.

 

Тяжелый удар сотряс дверь, и мощное железо низко загудело. Блондинка вздрогнула и медленно и осторожно двинулась к выходу, крепче сжав пистолет. Он, конечно, был почти бесполезен против вампира, если за дверью действительно окажется оный, но хоть отвлечет кровососа ненадолго. Грохот за дверью сменился жутким потусторонним шкрябаньем, которое только больше нагоняло ужас, будто существо царапало не дверь, а барабанные перепонки… Шерил выдохнула, успокаивая сердцебиение, и опустила руку на замок, готовясь сразу после поворота ключа всадить в тварь весь запас электрошокеров.

— Да почему этот чертов ключ не лезет… — послышался за дверью до боли знакомый голос, и по железу снова заскребли “когти чудовища”.

 

— Ланн!  - зарычала женщина, распахивая дверь и борясь с желанием прибить молодого следователя на месте.

 

— О, Шер, привет! — мужчина пьяно улыбнулся, радостно распахивая объятия. — Ты так хотела остаться со мной наедине, что вскрыла дверь в мою квартиру?

 

Когда Ланн пил, он становился абсолютно невыносим: отпускал пошлые шуточки, делал откровенные намеки, начинал приставать… И плевать ему в тот момент было, что перед ним начальник. Стыдно было утром, когда ему пересказывали, что он творил.

 

— Это моя квартира, идиот! — рявкнула Шерил.

 

Она попыталась за шкирку отправить соседа на этаж выше по лестнице, но это не так-то просто сделать, когда в тебе метр с кепкой в прыжке, а в нем — почти два! Ланн захохотал и сгреб блондинку в охапку, отрывая от пола.

 

— Какая же ты хорошенькая! Хочу забрать тебя домой!

 

У женщины начала ощутимо подёргиваться щека — она ненавидела, когда с ней обращались как с тряпичной куклой, кидая туда-сюда. А все из-за того, что она действительно сильно комплексовала по поводу своего роста. Со всеми другими особенностями своей внешности она смирилась, но вот небольшой рост почему-то не давал ей покоя. Попытка носить каблуки ни к чему толковому не привела — не та работа, чтобы бегать на высоких шпильках, поэтому приходилось довольствоваться своими собственными полутора метрами.

 

— Да ты вконец обнаглел! — блондинка от души пнула Ланна в голень, заставляя взвыть от боли и разжать руки. — А ну живо вали к себе! — она ухитрилась отпихнуть мужчину к лестнице и, напутствовав тяжелым пинком, отправила его на следующий этаж.

 

Ворча, что от этого буйного одни проблемы, Шерил заперла дверь и снова отправилась в комнату . По полу слегка тянуло сквозняком, и женщина зябко передернула плечами — она не любила холод. Войдя в комнату, блондинка резко остановилась, а по телу неприятно разлился липкий страх: окно было открыто. Окно, которое не открывалось даже в невыносимую жару, было открыто настежь. Шерил бросила взгляд на компьютер, но он показывал только пустой рабочий стол, все данные, которые она собрала с сервера Корпорации, бесследно исчезли. С оглядкой приблизившись к окну и заметив на подоконнике следы грязи, она осторожно выглянула на улицу. Там было темно как в склепе — фонари не горели. Женщина благоразумно не стала даже высовываться из окна: чтобы быстро и тихо забраться на седьмой этаж через окно, нужно быть либо профессиональным вором, либо вампиром. А поскольку ноутбук — единственная дорогая вещь — на месте, остается только самый непредпочтительный вариант.

 

Быстро закрыв окно, Шерил щелкнула небольшим рубильником под подоконником, и окно будто накрыла серебристая, чуть подрагивающая пленка. Это включилось противовампирское силовое поле, еще одна причина, почему женщина так ценила свою маленькую квартирку в старом здании. Раньше такая защита была насущной необходимостью, фактически, единственным шансом остановить кровососущего монстра и не дать ему забраться в дом. Но потом угроза нападения вампиров стала просто страшилкой из легенд, и она перестала быть столь важной, в новых домах ее не устанавливали вовсе, в старых она постепенно выходила из строя. Но Шерил заботливо поддерживала ее в рабочем состоянии, чинила и проверяла каждую неделю. И ее паранойя вот-вот могла окупиться.

 

Удостоверившись, что система защиты работает, женщина достала из ящика стола кусок мела и быстрым привычным движением начертила на каждой стене и двери большой крест. Затем она положила служебное оружие рядом с ноутбуком и достала спрятанный в сейфе в стене старый пистолет и пули к нему. Долгое время он служил ей верой и правдой, пока ее отряд не расформировали за ненадобностью. На службе в полиции дали другой, а этот разрешили оставить как напоминание о прошлых боевых заслугах. Один пистолет и к нему всего шесть пуль.

 

Забравшись с ногами на кровать, Шерил прижалась спиной к стене, крепко стискивая старого верного друга в правой руке и напряженно прислушиваясь к каждому шороху. Любой звук казался ей предвестником опасности: гудящий между домов порыв ветра слышался душераздирающим воем вампира, шебуршание голодных бродячих кошек в помойке — скрежетом чудовищных когтей поднимающегося к ее окну чудовища, а грохот упавшей кастрюли и мат с верхнего этажа однозначно были сигналами того, что Ланна уже убили и сейчас заканчивают обгладывать его кости, а вовсе не того, что тот по пьяни схватился за горячую кастрюлю голыми руками.

 

Ночь тянулась бесконечно долго, стихли все звуки, мирно уснул молодой следователь, а Шерил все продолжала вслушиваться в тишину. Никто и никогда не посмел бы назвать ее трусихой — она без колебаний могла войти в захваченное здание, чтобы торговаться об освобождении заложников, спокойно смотрела в дуло направленного на нее пистолета. Но от одного упоминания вампиров у нее подкашивались ноги и цепенело все тело — даже спустя много лет были слишком живы воспоминания о последней встрече с этими кошмарными созданиями.

 

Утром по участку поползли слухи — начальница и новый следователь приехали в участок вместе и оба невыспавшиеся. Разумеется, это не могло быть простым совпадением, и не могло означать, что у одного просто похмелье, а другая всю ночь караулила вампиров! Они провели ночь вместе, однозначно! И, конечно, в скором времени надо будет ждать маленького пополнения в участке!

 

Шерил даже не пыталась опровергать эти слухи, предоставив эту часть жутко краснеющему Ланну. Сама она закрылась в своем кабинете и продолжила работать над делом об убийстве. Сроки уже поджимали — результат руководство требовало немедленно, а единственная оставшаяся версия теперь была недоказуема: вся информация об измененных вампирах бесследно исчезла с серверов Корпорации. То ли ее перенесли в другое место, то ли просто по-быстрому удалили, но последняя ниточка к разгадке оборвалась прямо на последнем стежке…

 

Звонок по телефону отдался болью в гудящей голове, и женщина поспешила схватить трубку, проглатывая очень длинную нецензурную фразу.

 

— Шерил Адэ, первый участок городской полиции! — рявкнула она.

 

— У нас тут… орудие убийства нашлось… На складе сегодня обнаружилось, — неприязненно протянул представитель Корпорации.

 

— Я не стану спрашивать, почему вы зашли на склад, куда я заходить запретила и который лично опечатала, но ничего там не трогайте, я сейчас прибуду!

 

Выдав эту тираду, Шерил бросила трубку и принялась спешно натягивать пиджак — наконец-то у нее появилась зацепка.

 

— Возрадуйся, последний рабочий день окончен! — счастливый Ланн каким-то неведомым образом просочился в запертый кабинет. — Может, сходим куда-нибудь?

 

— Я за вещдоком! — отрезала блондинка.

 

— Я с тобой, — молодой следователь поспешил за выскочившей в коридор начальницей. — Это ведь недолго — забрать одну вещицу. А потом можем сходить в бар…

 

— В твоих мечтах! — фыркнула Шерил.

 

Машина быстро мчалась по шоссе к промзоне, водитель настолько сосредоточилась на управлении и своих мыслях, что даже не слышала жизнерадостной болтовни своего пассажира. У нее наконец-то появилась зацепка! И, пусть даже еще призрачная, но надежда. Орудие убийства — это же кладезь информации! Его размеры, вес, острота… А уж если останутся отпечатки пальцев!

 

Резко затормозив возле склада, Шерил выскочила из машины, строго-настрого запретив Ланну куда-либо соваться, и поспешила к охране, чтобы ей открыли склад. Охранник только мазнул по ней недружелюбным взглядом человека, оставленного на дежурство в выходные, и вызвал служащего с пропуском.

 

— И-идемте за мной, — к женщине подошел тот же парнишка, которого она видела на складе в день убийства.

 

Его тело продолжало все так же бесконтрольно вздрагивать, но теперь к этому прибавилась какая-то нервозность, глаза беспокойно бегали, а по осунувшемуся лицу то и дело пробегала судорога. Похоже, инцидент с убийством сильно подпортил нервы работникам Корпорации, даже чернорабочих со склада не обойдя стороной.

 

— Это Вы обнаружили орудие убийства? — принялась допытываться Шерил, шагая рядом и записывая всё на диктофон.

 

— Д-да. Мня п-послали принести ящик н-номер три, я п-пошел, а там оно… — заикаясь, промямлил паренёк, теребя пухлыми отёкшими пальцами карточку-ключ.

 

— Где именно лежало орудие убийства?

 

— В-возле дальней стены. М-между ящиками.

 

— Что Вы сделали, обнаружив посторонний предмет?

 

— Я сразу п-пошел к н-начальнику. Он сказал дверь з-запереть и ждать В-вас.

 

— Вы сделали всё правильно, — одобрительно кивнула Шерил.

 

Дверь перед ней открылась, и женщина пошла внутрь. Склад был давно отключен от основного питания, его лампы горели слабо, получая электричество только от аварийного автономного генератора. Помещение сильно опустело с того момента, как блондинка была здесь в последний раз. Видно было, что заходили сюда не единожды, совершенно не вняв запрету. Шерил прошла к дальней стене, возле которой еще остались ящики, и заглянула между первыми попавшимися. Удача сразу ей улыбнулась — там лежал нож с тонким лезвием. Сделав на телефон несколько фото для отчета, она достала пакет для улик и осторожно извлекла нож, рассматривая его при слабом освещении.

 

Да, это было именно оно, орудие убийства. Очень остро заточенный клинок, ещё сохранивший пятна крови жертвы. Вот если на нем ко всему прочему остались отпечатки пальцев…

 

— Наслаждаешься победой? — полный злобы звонкий голос прозвучал откуда-то сверху.

 

Волосы Шерил встали дыбом и, не будь они уже давно седыми под блондинистой краской, поседели бы сейчас — она мгновенно узнала его. В последний раз слышанный десять лет назад, этот голос тогда насмехался над ней, а его обладательница дразнила бестолковую смертную, такую хрупкую и беззащитную...

 

Люди так легко ломаются: несколько ударов по суставам, и они больше не двигаются; сильнее сжать кости, и они превращаются в пыль; провести когтями по груди, и можно увидеть под костями трепыхающийся комок плоти, отчаянно пытающийся продлить их жалкое существование. Другое дело — истинные вампиры. Они сильны и выносливы, они пьют кровь слабых созданий, наблюдая, как стремительно их покидает жизнь.

 

Вампирша нависла над распростертой на холодном полу старой церкви женщиной. Она улыбалась, обнажив длинные клыки, а ее холодные красные глаза были прикованы к бледному лицу. Ее жертва мелко дергалась, хрипя и захлебываясь собственной кровью. Развороченная грудь открывала вид на поврежденные легкие, в которые уже почти не поступал воздух, и превращенные в месиво внутренности, от подобного вида поплохело бы даже опытному медику, но для вампирши это было лучшее зрелище. Агония беззащитной смертной приводила чудовище в экстаз. Тварь хотела довести жертву до самого края, до последнего возможного предела, а затем неспешно выпить последнюю каплю жизни — она считалась самой сладкой.

 

— В прошлый раз твоим дружкам удалось тебя вытащить, — очень красивая женщина легко соскользнула с потолочной балки и мягко, как хищник, приземлилась на пол. — Не думала, что ты сможешь выжить с теми ранами… Но тем лучше, кровь живучих людей придает нам еще больше сил!

 

Белые волосы вампирши словно змеи заструились вокруг бледного тела, верхняя губа приподнялась, обнажая длинные клыки, и кошмарное создание метнулось вперед. Шерил не успела отскочить в сторону, и только почувствовала, как впились в ее кожу острые иглы клыков. Это означало конец. Вцепившись в добычу, монстр больше не отпускал ее, пока не выпивал полностью.

 

Вампирша выпустила ее внезапно. Она просто вдруг зашипела, выдернула клыки и оттолкнула блондинку от себя.

 

— Что это?! Что?! Почему?! — кошмарное создание хрипело и плевалось, извиваясь на полу.

 

Шерил зажала рукой повреждение, отсчитывая секунды до начала восстановления тканей, другой рукой открывая кнопку на кобуре — пусть лишь на пятнадцать секунд, но у нее появится фора. Тяжелый пистолет удобно и привычно лег в руку, будто и не оставался без дела в сейфе десять лет: утром сонная блондинка перепутала оружие, сунув, судя по всему, в сейф бесполезную шоковую игрушку. Старый друг мигом придал женщине уверенности, ведь теперь шанс выжить стал самую малость реальнее.

 

Откатившись в сторону, вампирша вскочила на ноги и сплюнула на пол мутно-красную жидкость, лишь очень отдаленно напоминающую кровь. Чудовище зло уставилось на Шерил, яростно шипя. Тварь уже догадалась, что полакомиться свежей кровью и восполнить силы ей не удастся: крови в блондинке больше не было. Выжить с теми ранами, которые женщина получила при их последней встрече, было абсолютно невозможно, внутренние органы не подлежали восстановлению. Однако их можно было заменить, что медики с успехом и сделали. Потерять одного из лучших охотников на вампиров правительство не хотело, поэтому дало добро на бионическое протезирование. Сперва хирурги заменили внутренние органы на искусственные, потом мышцы, потом кожу, потом вместо крови пустили физраствор…

 

— Так ты теперь просто мозг в банке! — захохотала вампирша. — Все, что осталось от грозы моего рода! Нет, такое я есть не стану, я тебя просто убью!

 

Она снова бросилась вперед, будучи еще злее, еще опаснее. Но в этот раз Шерил видела ее движения — даже плавая в физрастворе мозг помнил старые рефлексы — и легко нырнула в сторону, одновременно вскидывая пистолет и нажимая на спусковой крючок. Серебряная пуля вошла в живот монстра, и вампирша завыла, стараясь выдрать серебро из своего тела, но второй пулей блондинка пробила ей сердце, и, в последний раз дернувшись, ночная тварь рассыпалась в прах.

 

Опустив пистолет, женщина с трудом перевела дух. В растревоженных непривычной нагрузкой бионических мышцах начался тремор, и Шерил с тоской подумала, что, возможно, придется пустить за руль Ланна.

 

— Спасибо, что избавила меня от хозяйки.

 

Будучи на нервах, Шерил снова подняла пистолет, направляя его на говорившего. Мужчина только хмыкнул, а его лицо исказила неприятная ухмылка.

 

— Я последний, от кого ожидаешь неприятностей, правда? — тонкие губы раздвинулись, и из-под них сверкнули кончики острых клыков.

 

Перед блондинкой стоял тот самый дерганый юноша, который и привел ее сюда. Но его стеснительность и заикание будто испарились, он говорил ровно, с насмешкой, чуть растягивая слова. Правда, его тело по-прежнему временами дергалось, но теперь, когда он подобрался и хищно следил за каждым движением, это выглядело опасно, каждый мышечный спазм напоминал готовящийся прыжок.

 

— Несчастный кладовщик просто болен, и ведь не скажешь, что над ним просто провели эксперимент жалкие смертные, а раньше он был сильным и красивым вампиром! До того, как эти идиоты засунули мне в голову свою дурацкую железяку!

 

В этот раз все было по-настоящему, мышцы сжались и расправились, бросив отекшее, но сильное тело вперед. Удар ребром ладони пришелся женщине по ребрам, ломая искусственные кости и отбрасывая легкое тело назад. Она рухнула на пол, проехав плечом по шершавой поверхности, но не издала ни звука и не выпустила из руки пистолет. Сразу же откатившись в сторону, Шерил спасла себе жизнь, потому что нога вампира пробила дыру в бетоне в том месте, где долю секунды назад была ее голова.

 

— Сдохни уже! Ты слишком много знаешь, охотница!

 

Монстр снова бросился на нее, он определенно не собирался оставлять в живых ту, кто так много узнал. Женщина уже давно догадалась, что этот вампир — один из первых, над кем Корпорация поставила эксперимент по изменению внешности и вживлению чипа. Именно он влез в ее квартиру, не позволив узнать о нем, и, похоже, он освободил вампиршу, которую десять лет назад сумели поймать товарищи Шерил. Теперь-то стало ясно, что криокапсула никогда не была пустой, всё это время внутри находилась одна из последних истинных, еще не измененных вампиров. Её не могла засечь камера, как, впрочем, и того, кто убил несчастную служащую…

 

— Это был ты, так ведь? — блондинка пыталась выровнять дыхание. — Ты убил ту девушку?

 

— Разумеется, — фыркнул монстр. — Она меня увидела.

 

Не имея никакого желания разговаривать с этим чудовищем, Шерил без слов выстрелила ему в грудь. Однако её рука дрогнула, и пуля лишь слегка оцарапала плечо вампира. Тот насмешливо взглянул на свою руку и снова кинулся на женщину. Она метнулась в сторону, стреляя ещё раз. И снова мимо.

 

Вампир сбил Шерил с ног и навис над ней, наступив на руку с пистолетом. Слабая смертная осталась без защиты, такая восхитительно хрупкая, что хотелась неспешно её сломать, как надоевшую куклу. Пальцы кровососа коснулись тонкой ткани блузки, легко разрезая нити бритвенно-острыми когтями. По груди и животу проходил длинный шрам, с которым не справлялось даже ускоренное восстановление искусственной кожи — настолько часто его приходилось бередить. Одно слитное движение когтя по нему, и вампир запустил руку в тело блондинки.

 

—  Действительно… Ничего настоящего… Даже сердце… — довольно урчал он, наслаждаясь беспомощностью жертвы. — А вот если я сожму его посильнее…

 

По телу Шерил прошла судорога, когда жесткие пальцы стиснули главный насос который прокачивал физраствор по её телу. Она не чувствовала той боли, которая была присуща обычным людям, но мозг осознавал приближение смерти и отчаянно посылал электрические импульсы. А вампир этим наслаждался, не собираясь отпускать свою добычу…

 

— Шер, ну сколько можно забирать один вещдок! Я уже… — на склад ввалился Ланн, которому надоело сидеть в машине.

 

— Беги… — прохрипела женщина.

 

Молодой следователь застыл на месте при виде ужасающей картины. Последнее, что он ожидал увидеть на этом складе — свою начальницу, которую вскрыл какой-то безумный ученый. Он не понимал, что перед ним вампир, он видел лишь преступника, которого надлежит остановить. Схватив пистолет, Ланн направил его на чудовище и предупреждающе выкрикнул:

 

— Немедленно отойдите от сотрудника полиции, иначе я выстрелю!

 

— Из этой игрушки? — захохотал вампир. — Бесполезно!

 

Шерил замерла, отсчитывая секунды. Она знала, что Ланн выстрелит, и у нее будет всего пятнадцать секунд.

 

Выстрел.

 

Один. По телу вампира прошел разряд тока, оно дернулось.

 

Два. Три. Давление на её руку немного ослабло.

 

Четаре. Пять. Шесть. Семь. Четыре драгоценных секунды пришлось потратить, чтобы освободить руку.

 

Восемь. Девять. Поднять пистолет и нацелить его в грудь вампира.

 

Десять. Одиннадцать. Рука сильно дрожит, приходится придерживать пистолет второй.

 

Двенадцать. Тринадцать. Прицелиться точно в сердце — осталось всего две пули, нельзя промахнуться.

 

Четырнадцать. Выстрел.

 

Пятнадцать. Всё-таки попала, угроза ликвидирована, но началось кислородное голодание мозга, сознание угасает.

 

***

Что может быть хуже болтовни Ланна? Только болтовня Ланна, когда от нее невозможно сбежать!

 

Блондинка и сама уже была не рада тому, что каким-то неведомым и непостижимым для неё образом её спасли. Она просто пришла в себя в специализированной больничной палате, а на тумбочке рядом стояли розовые розы, которые она нежно, всей душой ненавидела, и любовная записочка от молодого коллеги. И сам он, зараза такая, примчался через час после её пробуждения, чтобы притащить ей апельсины (которые ей категорически нельзя), киви (которые она терпеть не может) и кокос (как она его должна грызть — непонятно).

 

Шерил корчила презрительные мины, язвила, ворчала, а Ланн только сидел рядом, улыбался и не прекращал говорить. Он нес какой-то несусветный бред, но от звука его голоса женщине становилось как-то легко и настолько уютно, что хотелось растянуть этот момент навечно…

 

Забирать ее из больницы тоже приехал Ланн и, прежде чем выйти вместе с ней из палаты, он достал из кармана кольцо и спросил:

 

— Шер, а вот я такой баран, все время не то, что ты любишь, приносил, можешь меня научить?

 

— Вот ещё, учить тебя! — фыркнула Шерил. — Сам осваивай науку. Методом проб и ошибок.

 

— Это значит “да”?

 

— Это значит да…