— В соседнем графстве есть огромный замок, – нетвердым после всего выпитого голосом говорил гость. – Он заброшен уже много лет, и в нём заключена дева, прекраснее которой не сыскать на всем свете… Она томится в страшном подвале, вход в который стерегут призраки, и ждет своего избавителя. И тот, у кого хватит храбрости дойти до неё, получит наивысшую награду…

Эдвард, мальчик лет десяти, восхищенно слушал этот рассказ, во все глаза глядя на взрослого. В его беловолосой головке прочно засела мысль поскорее стать взрослым и обязательно спасти эту загадочную девушку. Он попытался допытаться у гостя больше подробностей о замке, о подстерегающих опасностях, о самой даме, ожидающей спасения, но так ничего толком и не добился. Мужчина в очередной раз приложился к хмельному и больше ничего связного сказать уже не смог, оставляя мальчишку додумывать все самостоятельно. В ту ночь живое детское воображение рисовало ему такие картины, что о сне без хотя бы одной свечки не могло быть и речи еще долгое время.

Годы неумолимо летели вперед. Мальчик стал юношей, а вскоре юноша превратился в мужчину. Но все это время его не покидали мысли о прекрасной девушке, запертой в подвале старинного замка. Легенда продолжала жить в голове и сердце молодого капитана фрегата, сопровождая его в каждое плавание, встречая его в каждом порту.

И вот однажды случай забросил Эдварда именно в то графство, где, по слухам, и располагался старый замок с прекрасным трофеем. Корабль должен был простоять в порту не меньше трех суток, поэтому капитан решил испытать судьбу, наведавшись в это таинственное место. Он долго расспрашивал местных о заброшенном замке на холме, но те толком ничего не говорили, только бормотали что-то о чудовище и крутили пальцами у висков. Наконец, офицеру это надоело, и он, плюнув на всех, взял факел и пошел за своей мечтой.

Странности начались ещё на подходе к замку. Он двинулся в путь довольно рано, да и шел-то всего-ничего, а небо уже изрядно потемнело. Да и погода испортилась – небо заволокли тяжелые низкие тучи, почти полностью скрывая любой свет, подул сильный ветер, заставляя Эдварда зябко передернуть плечами в легком мундире. А, может, вовсе и не холод был причиной этого морозца, тонкой струйкой сползшего вниз по позвоночнику…

Молодому капитану пришлось собрать в кулак всю свою храбрость и силу воли, чтобы заставить себя войти в тяжелые приоткрытые двери мрачного замка, темной громадиной нависшего над ним. В затянутые паутиной окна с трудом пробивался тусклый свет, рассеиваясь где-то в пространстве и почти не позволяя разглядеть окружающую обстановку. Здесь все осталось нетронутым, словно хозяева просто внезапно исчезли, даже не убрав со стола две тонких фарфоровых чашки и бросив на спинке одного из кресел красивую женскую шаль. Везде лежал толстый слой пыли, делая некогда яркие краски тусклыми или просто серыми, добавляя общей картине запустения нотку пугающей грусти.

Согласно версии легенды, девушка должна была быть заточена в подвале, в самом его низу, там, где нет места живому теплу, где лишь мрак зло царапает каменные стены. Эдвард подошел к двери, ведущей на подвальную лестницу, и распахнул её. Ему в лицо бросился поток затхлого воздуха, отдающего гнилью и плесенью, и капитан отступил на шаг назад, закрывая лицо рукавом. Он с трудом поборол тошноту и заглянул за дверь. Там уходили далеко вниз высокие каменные ступени, исчезая в непроглядной темноте.

Офицер зажег свой факел и медленно двинулся в подвал, прощупывая ногой каждую ступеньку. Так он медленно продвигался все дальше и дальше, уходя все глубже под землю. Когда закончилась лестница, мужчина вздохнул с облегчением и осмотрелся, насколько позволял нервный, дерганый свет факела. Прямо вперед уходил довольно длинный коридор, который оканчивался резким поворотом, за которым и должна была быть нужная дверь.

Капитан даже приободрился и двинулся к цели. Но стоило ему сделать один лишь шаг, как неровное пламя факела мелко задрожало и начало стремительно угасать. Опасаясь остаться вовсе без света, Эдвард отступил назад, и огонь тут же выправился, стал гореть ровно. Решив, что это была лишь игра раззадоренного воображения, офицер снова предпринял попытку пройти дальше. Однако в этот раз пламя задергалось еще сильнее, едва не погаснув вовсе. После такой демонстрации мужчина уже не мог просто идти вперед, он слишком рисковал оказаться в полной темноте в незнакомом месте. Вставив факел в специальную скобу на стене, капитан пошел вперед без него.

Это было жутко. Идти в темноту, в неизвестность, постепенно теряя способность видеть происходящее… Но офицер шел. Одному Богу ведомо, каких неимоверных усилий ему это стоило, но он шел. Под ногами его хрустел каменный настил подвала, воздух густой змеей обвивался вокруг груди, уши неприятно резал шкрябающий звук из самых тёмных углов, а по лицу несколько раз неприятно пробежали тонкие лапки. Когда же мужчина завернул за угол и оказался в полной тьме, его недюжинная выдержка все же дала трещину. Один на один с густым мраком, без поддержки перед неизвестностью, капитан двигался, держась за ледяную стену, покрытую влажным мхом.

Нашарив впереди дверь, офицер провел рукой по толстым занозистым доскам, выискивая ручку. Тяжелое железное кольцо обнаружилось почти сразу, и незапертая створка с душераздирающим скрипом приоткрылась.

Никогда прежде Эдвард не ощущал такого неистового животного ужаса. На него словно пахнуло самой квинтесенцией страха, его сутью. Внутри все сжалось, горло перехватил спазм, не позволяя произнести хоть слово или сделать хоть вздох; сердце перестало биться, застыв мертвым камнем в груди. К счастью, длилось это состояние лишь несколько секунд, а затем страх каким-то мистическим образом исчез, оставляя после себя лишь какую-то легкую, полубезумную усталость. Дверь легко открылась шире, давая мужчине возможность осмотреть помещение.

Это была просторная выложенная камнем комната без окон, залитая светом, падающим сверху, через колодец в потолке. Вот только свет почему-то был холодным и голубоватым, будто снаружи уже наступила ночь, и на небо взошла луна.

И прямо посередине подвала в этом свете купалась прекрасная дева. Она стояла к двери спиной, воздев бледные руки к потоку света, и слегка покачивалась. Длинные черные волосы девушки водопадом струились по плечам и спине, путались в складках легкого белого платья. Когда дверь отворилась, пленница медленно обернулась и взглянула своими бездонными черными глазами на офицера. Легенда не обманула – такой красавицы Эдвард никогда прежде не встречал. Его сердце дрогнуло, и он шагнул к девушке:

— Леди, я пришел сюда, чтобы освободить Вас…

— Надо же, – протянула она тихим, как шорох прошлогодней листвы голосом. – Ты не испугался и смог добраться сюда. Это похвально…

— Идемте же, леди. Я выведу Вас отсюда.

Эдвард протянул ей руку, продолжая придерживать другой дверь. Ему на миг почудилось, что она внезапно дернулась сама по себе.

Девушка лишь покачала головой:

— Я не могу покинуть это место.

Она приподняла подол длинного платья и выставила вперед ножку, показывая уродливую колодку, сковывающую тонкую лодыжку. От этой колодки к дальнему углу комнаты вела массивная тяжелая цепь, прикрепленная к намертво вделанному в камень кольцу. Пленница опустила взгляд и печально поведала:

— Злая ведьма заточила меня здесь много лет назад за то, что я увела у нее мужа. С тех пор я не видела ни одного живого человека. Я не могу сама снять эту цепь, поэтому ведьма и напустила столько страхов, чтобы никто не осмелился прийти ко мне…

Заворожённый её голосом, офицер подошел ближе и отпустил дверь. Та тут же с грохотом захлопнулась за его спиной. Он дернулся, резко оборачиваясь. Ему опять стало не по себе, какое-то неприятное чувство закралось в самые глубины сердца, посадив туда червячка сомнения.

— Но я могу снова стать свободна, – девушка говорила негромко и монотонно, словно гипнотизируя. – Поцелуй даст мне силы вырваться. Позволь, я тебя поцелую…

Офицер почувствовал, как к его щеке прикоснулись кончики ледяных пальцев, а затем перед ним появилось лицо пленницы. Вот только оно до неузнаваемости изменилось: в черных глазах заблестел опасный красноватый огонек, бледные губы налились кровью, а из-под верхней показались кончики длинных клыков. Руки с удлинившимися ногтями потянулись к мужчине, намереваясь заключить в смертельные объятия.

— Отойди от меня! – в страхе выкрикнул Эдвард, отскакивая подальше, он уже понял, что на свою беду встретил ламию.

Вампирская дева яростно завыла и кинулась к нему, но проворный капитан быстро отскочил в самый дальний угол, докуда чудовище не могло дотянуться. Красавица заметалась по границе, отчаянно протягивая к нему руки. Она звала его, обманом манила к себе, пыталась соблазнить несметными богатствами и плотскими утехами, однако офицер оказался весьма не прост – он не поддался на гипноз, и ламии осталось только метаться по невидимой границе и злиться. Мужчина заметил ключ, лежавший на полу прямо возле конца цепи, но добраться до него он никак не мог: не пускала взбешенная вампирша, а драться с девушкой офицеру было не с руки.

Вот только Эдвард уже начал уставать, ламия же, напротив, набиралась сил от луны. Потоки призрачного света окутывали гибкое девичье тело, и оно начинало постепенно терять человеческие очертания. Прекрасное лицо исказила судорога, тонкие пальцы скрючились, из горла девы вырвался дикий рев. Миг – и на месте красавицы появилось кошмарное существо, похожее на летучую мышь. Широкие крылья подняли сильный ветер, лапы с длинными острыми когтями заскребли по камням, оставляя на них длинные борозды, а под тонкой, будто пергаментной кожей заходили желваки.

Офицер в ужасе смотрел на эти мерзкие метаморфозы. Он не мог поверить, что вот это чудовище – та прекрасная дева, мысли о которой долгое время занимали его разум. Не в силах вынести этого, мужчина изо всех сил ударил чудовище в основание черепа, вкладывая в удар все свое отчаяние.

Ламия с визгом отлетела в сторону, дезориентированная таким напором. Этих мгновений Эдварду хватило, чтобы добраться до ключа и схватить его. К сожалению, монстр быстро оправился и с воем кинулся на капитана. Тот наконец-то вспомнил про шпагу, все это время сиротливо болтавшуюся у его бедра, и поставил блок, не позволяя когтям вампирши разорвать свою плоть. Она не оставила своих попыток, но офицеру удавалось блокировать почти все её атаки. И вот, когда до спасительной двери оставалась лишь пара шагов, ламия исхитрилась схватить лезвие зубами и сломать закаленную сталь.

Мужчина в ужасе отшатнулся, продолжая сжимать уже почти бесполезный обломок, а монстр навис над ним, скаля пасть и капая жгучей слюной. Понимая, что больше терять все равно нечего, капитан зарычал сквозь зубы и вложил все силы в свою последнюю попытку: то, что осталось от верной шпаги, со свистом рассекло воздух и вошло глубоко в грудь чудовища, прямо туда, где трепетал от ярости жаждущий крови комок плоти.

Вампирша с визгом отпрянула и повалилась на пол, дергаясь в конвульсиях и пытаясь вытащить из себя стальной кол. Пока она билась с этой напастью, офицер повернулся к двери и попытался открыть её ключом. Но на двери не было замочной скважины! Эдварда прошиб холодный пот – он заперт здесь без возможности спастись, все было зря. Он так отчаянно пытался достать этот ключ, что не обратил внимания на саму дверь. И вот теперь монстр снова поднимается на лапы, будучи ещё злее, ещё опаснее. Вот только, если нет возможности спастись, нет возможности убить тварь, стоит ли вообще что-либо предпринимать?

Офицер опустил руки, наблюдая, как стремительно с диким рёвом приближается чудовище. Он уже смирился со своей участью, желая только, чтобы все поскорее закончилось. Но в тот момент, когда ламия уже готова была схватить его, тело будто само дернулось в сторону, уходя от удара, и вампирша врезалась в дверной косяк, с визгом упав перед дверью.

Эдвард застыл посередине комнаты, толком не понимая, как это произошло. Он думал, что больше не будет бороться за свою жизнь, но сам не захотел расстаться с ней так просто. Уже и сам не понимая, как быть дальше, мужчина просто застыл на месте, обливаемый холодным светом, льющимся сверху.

— Скорее хватайся! – прозвучал над ним обеспокоенный звонкий голос, и рядом упала прочная верёвка.

В этот момент тело стало невероятно легким, словно надежда на спасение придала ему дополнительные силы. Офицер быстро поднимался по веревке, прихватив с собой её конец и стараясь не смотреть вниз, откуда доносились рёв, вопли, завывания и скрежет. Он знал, что чудовище внизу бесится, тщетно пытаясь достать ускользающую добычу, и продолжал упрямо карабкаться, хотя руки уже ощутимо дрожали от пережитого напряжения.

Выбравшись на поверхность через старый колодец, Эдвард взглянул на своего спасителя. Перед ним стояла девушка в простом крестьянском платье и небрежно накинутом на плечи тёплым платком. Она была почти так же красива, как казалась и ламия, но выглядела куда более живой. Волосы непонятного красноватого в свете луны оттенка были заплетены в небрежную косу, грудь под платьем вздымалась от тяжёлого дыхания, а возле приоткрытых губ плясали облачка пара. Она определенно не была холодной мертвой вампиршей, от неё так и веяло теплом.

— Кто ты? – это был единственный вопрос, который офицер смог из себя выдавить.

— Я знахарка, – просто ответила она. – Я собирала неподалеку луноцветы для снадобий, когда услышала рёв чудовища.

Переведя взгляд вниз, мужчина заметил, что возле ног девушки стоит небольшая корзинка, полная красивых белых цветов. Знахарка подняла её и покачала головой:

— А ты, верно, не из наших мест. У нас все знают, что не стоит приближаться к замку ламии. Когда-то давно она наводила ужас на наш город, похищая мужчин и высасывая из них кровь и жизнь, а затем вампирша покусилась на графа, который жил в этом замке. Вот только она не учла, что жена графа была колдуньей. Она заточила чудовище в замке, а сама навсегда покинула его.

— Я знал несколько другую историю, – Эдвард слегка пошатнулся, его мутило после всех этих головокружительных поворотов судьбы.

— Идем, я провожу тебя в свой дом, тебе нужен отдых, – предложила девушка, протягивая офицеру руку.

Он без слов кивнул и, взявшись за протянутую ладонь, пошел следом за знахаркой, не замечая больше ничего вокруг. Они прошли мимо высоких окон покинутого мрачного замка, и в витражном стекле на миг отразились молодой офицер и идущая рядом старая ведьма…