Машка не спеша шла по улице, наслаждаясь теплыми лучами солнца. Подойдя к университетскому крыльцу она мрачно оглядела маленькое, старое и очень обшарпанное здание, зябко передернула плечами и прошла внутрь корпуса. Совершенно проигнорировав надпись о необходимости показывать студенческий билет, девушка миновала вахту и побежала к гардеробу. Первое, что она сделала, оказавшись рядом, это застегнула куртку, намотала на шею шарф и натянула перчатки. Сидя среди пустых вешалок, гардеробщица хмуро наблюдала за действиями студентки – такими темпами она могла попросту остаться без работы. Те, кто еще продолжал ходить в криогенную камеру под названием «филологический корпус», не только не сдавали верхнюю одежду, но и приносили с собой дополнительные кофты, безрукавки и шерстяные носки.
Зайдя в аудиторию, Машка первым делом потрогала батарею и убедилась в отменной неотапливаемости помещения. Услышав за спиной саркастическое хмыканье одногрупницы Лены, она буркнула:
 — Да, глупо было даже надеяться, — и, опустив тяжелую сумку на скамью, принялась раскладывать на столе учебники.
Неожиданно дверь резко распахнулась и ударила о косяк, едва не соскочив с петель. Все находившиеся в аудитории девушки в один голос завизжали: в дверном проеме стоял человек в кожаной куртке и черной маске.
«Террорист!» — мелькнуло в голове у Машки и, продолжая визжать от страха, она отправила в агрессора тяжелый учебник, который в это время оказался под рукой.
Для перепуганных девушек это послужило сигналом к началу активных действий, и в террориста полетело все, до чего только могли дотянуться студентки: книги, сумки и даже учительский стул.
На счастье вошедшего молодые филологини меткостью не отличались, а тяжелую старую лавку просто не смогли поднять.
Забившийся в угол агрессор вдруг прокричал подозрительно знакомым голосом:
 — Девчонки, успокойтесь, это же я! – и сорвал с головы черную маску.
 — Дима?! – вскричали девушки, узнав единственного в своей группе парня.
 — Я это, я! – закивал он. – Просто холодно…
Сказав это, Дима быстро ретировался на заднюю парту, не спеша, впрочем, надевать обратно свою маску.
 — Тогда одевайся теплее, а то в следующий раз точно прибьём, — мрачно пообещала Машка и пошла подбирать свою много страдальную книжку. – Мне и так из-за тебя теперь учебник подклеивать придется.
С тех пор вместо дорогой кожаной куртки Дима стал одевать толстовки, а на голову не пытался натянуть ничего страшнее лыжной шапочки…