С трудом переставляя ноги, Леша медленно брел по коридору химико-биологического корпуса, пропитанного запахами различных неприятных веществ вроде формалина или чего-то в этом духе. Но студент уже так к ним притерпелся, что почти не замечал, и ему казалось, будто в воздухе витает только запах эфира… Хотя нет, будто весь воздух состоит только лишь из эфира и поэтому так хочется спать…

Всю прошлую ночь Леша провел , наблюдая за интереснейшим опытом, а на пары решил пойти только потому, что до парты было идти ближе, чем до кровати. И вот, добравшись-таки до заветных лавки и столешницы, парень уронил на руки голову и засопел, даже не удосужившись узнать, какой предмет он собирается проспать.

Когда преподавательница вошла в аудиторию, из ее груди вырвался тяжелый вздох: она, конечно, всегда предполагала, что английский не будет пользоваться популярностью у студентов-биологов, но чтобы настолько! Из подгруппы в пятнадцать человек редко когда собиралась хотя бы половина, что уж говорить обо всех.

— Почему столько отсутствующих? В чем причина? – спросила преподавательница, пытаясь отыскать взглядом старосту.

Не обнаружив такового, она задала вопрос повторно, на сей раз обращаясь ко всем собравшимся. После десятиминутных споров было установлено, что кто-то отправился ловить гусениц, другие уехали в лесничество слушать птичек, третьи наблюдали за рыбками после их извлечения из естественной среды обитания (или проще говоря рыбачили), а некоторые просто не смогли встать к первой паре.

После того, как были улажены организационные вопросы, настала пора проверить перевод заданного на дом текста. Еще раз пробежав глазами короткий список присутствующих, преподавательница остановила взгляд на лешиной фамилии:

— Начнем сегодня с Алексея. Читайте.

Леша, которого только что разбудили тычком в бок, поднял на нее совершенно отсутствующий взгляд.

— Читайте, — повторила она.

Парень опустил глаза и увидел, что Ира, его соседка по парте, придвинула к нему свой учебник и показала пальцем, где читать. С трудом сфокусировав мутный взгляд на предложении «The guerrillas came out of the forest» и, слабо ворочая языком, Леша стал читать.

— Зе… гарилаз… кейм аут оф зе форест…

Услышав такое чтение, преподавательница скривилась, как от зубной боли, но все же сказала:

— А теперь перевод.

Леша мужественно попытался сосредоточиться на странном наборе букв, но мозг не только отказывался вспоминать хоть что-то, ему было бесполезно даже пытаться: занятый опытом молодой биолог даже не думал тратить свое время на нечто вроде английского. Но ведь должен же он был парень сказать что-нибудь, и он начал уверенно вещать, совершенно не обращая внимания на расширяющиеся глаза преподавательницы:

— Гориллы вышли из леса. Вышли, значит, гориллы из леса… Ой!

Когда ему на ногу опустилась туфелька на каблучке, Леша не удержался и вскрикнул.

— Какие еще гориллы?! – зашипела ему в ухо Ира. – Это же партизаны!