— Ну, и что это такое? – возмущенно вопросила очаровательная девчушка с беленькими косичками, указывая пальцем на сверток из голубой простыни, перевязанный синей лентой.
Сверток, явно недовольный и таким отношением к себе, и мешающейся лентой, возмущенно пищал и дергался, выражая свое негативное отношение ко всему происходящему. Его держала на руках сидящая на большом диване молодая женщина в фиолетовом платье, расшитом золотыми нитками, а за её спиной стоял высокий мужчина и с умилением таращился на нечто, завернутое в этот кокон.
— Это твой маленький братик, Ариадна, – ответил он девочке и поманил ее к себе. – Посмотри, какой он милый.
Девочка подошла и взглянула в крохотное личико, почти теряющееся в бесконечных слоях ткани. На неё расфокусированно взглянули глазки-щёлочки, беззубый ротик сложился в некое подобие улыбки, а лобик, слегка прикрытый темным пушком волос, немного сморщился. Пока ничего милого в чертах крохотного лица Ариадна не находила. Вообще малявка скорее напоминал сморщенное яблоко, чем нормального человека.
— Какой-то он страшненький, пап, – вынесла она вердикт.
— Я когда-то и про твоего отца такое подумал, – раздался со стороны двери веселый мужской голос.
— Эй, а мне ты сказал, что он – самый чудесный младенец, которого ты когда-либо видел! – возмутилась его спутница.
— Так я их до этого и не видел ни разу!
— Мама, отец, – приветствовал их мужчина. – Проходите.
В просторную комнату вошли пожилые супруги. Женщина двигалась неспешно, её серо-голубые глаза зорко осматривали присутствующих, а слегка потускневшие со временем рыжие волосы были собраны в аккуратный пучок на затылке. Мужчина следовал за своей женой, тяжело опираясь на трость. Некогда каштановые волосы покрывала седина, но в карих глазах еще остался отголосок недюжинной силы.
— А ну-ка, Лависса, дай мне взглянуть на внука, – потребовал он, подходя к невестке и садясь рядом с ней.
Женщина передала ему ребенка, и тот зашевелился, пытаясь устроиться поудобнее, и тихонько захныкал. Но сильно возмущаться он не спешил, предпочтя занять время разглядыванием двух новых взрослых, которые склонились над ним. Впрочем, скоро это ему надоело, и малыш начал потихоньку засыпать.
— Вы уже зарегистрировали его? – поинтересовался пожилой мужчина, укачивая мальчика.
— Нет еще. Мы никак не можем выбрать имя, – ответил его сын.
— Да чего тут выбирать? Его должны звать Фантом. Это традиционное имя для нашего рода.
— Отец, насколько я знаю, ты сам нарушил эту традицию, назвав меня Арафель, – улыбнулся мужчина.
— А теперь я хочу, чтобы мой внук продолжил её. Пусть его зовут так же как его деда и прадеда. В нем видна густая кровь жителей Земли, – упрямо заявил тот.
— Фантом, может, стоит позволить родителям самим выбирать? – попыталась воззвать к разуму супруга женщина.
— Ни в коем случае, Кассия! – вскинулся мужчина. – Мой отец позволил нам выбирать, и вспомни, кем стал наш сын! Судьёй! Мой сын сидит и разгребает бумаги, когда как мог бы вести в бой целые космические армады!
— Отец, у меня очень важная и полезная работа! – возмутился Арафель.
— Молчать! – прогремел Фантом, мгновенно преображаясь из милого доброго дедушки в грозного военачальника. – Этого ребенка будут звать Фантом Дайбрук III, и он пойдет учиться в Галактическую Военную Академию! Это моё последнее слово, и как командир с высшим званием я требую беспрекословного подчинения!
Все присутствующие вздрогнули от того, каким тоном был произнесён этот приказ. Когда-то Фантом Дайбрук II был командиром всего военного флота галактики Андромеда, его знали и уважали все, начиная от обычного солдата и заканчивая высшей аристократией. Сам император не гнушался прислушиваться к его советам, а для капитанов кораблей всех мастей его слово было законом. Место за пультом управления на небольшом флагмане долго принадлежало лишь ему, но в свое время тело начало подводить хозяина: исчезла былая сила в руках, стало временами болеть в груди. И только по-прежнему остался в нем внутренний стержень, зорко смотрели вдаль карие глаза, и планировал на много шагов вперед острый ум.
— Деда, — Ариадна бесстрашно подергала грозного военачальника за рукав. — А братик станет капитаном линкора?
— Он сможет подняться гораздо, гораздо выше, Ари, — пожилой мужчина снова заговорил мягко и положил ладонь на светлую головку. — Он сможет стать командиром кластера, командиром флота или даже дойти до ранга главнокомандующего!
— Нет, деда, ты не понял! Я хочу, чтобы он стал капитаном линкора! — девочка скорчила обиженную рожицу и топнула ножкой.
— Но почему, Ари? — Кассия подошла к внучке и вопросительно взглянула в её разноцветных глаза, пытаясь понять детские умозаключения.
— Это же очевидно! Чтобы он меня покатал! — ребенок с досадой посмотрел на окружающих взрослых и тяжело вздохнул: все-таки иногда они были на редкость непонятливыми! — Деду просить бесполезно, он скажет, что маленьким девочкам не место на военных линкорах, а братика я сумею уговорить!
Все присутствующих взрослые дружно захохотали от такого непосредственного заявления: стоило получить младшего брата, чтобы покататься на военном линкоре! Девочка насупилась и скрестила ручки на груди — с её точки зрения это было нормально и логично, а странный пищащий комок мог хоть на что-то сгодиться. Иначе, зачем ещё может быть нужен младший брат?
Поздно вечером, когда во всем доме уже погасили свет, в большую спальню, где стояла детская кроватка, проскользнула маленькая юркая тень. Босые ножки едва слышно прошуршали по ковру и остановились возле кроватки. Обрамленное белыми волосиками личико показалось в тусклом освещении ночника, а между прутьями просунулась детская ручка, за которую младенец не преминул немедленно ухватиться.
— Фантом, — прошептала девочка, — ты ведь покатаешь меня на линкоре, когда вырастешь?
Ребенок открыл свои глазки-щелочки и внимательно и серьезно посмотрел на сестру. Под этим изучающим взглядом любому стало бы не по себе, однако девочка не собиралась отступать и так же смотрела на братика. Он был еще совсем маленьким, но Ариадна догадывалась, что со временем он станет похож на дедушку, только вот глаза будут разных цветов: один серо-голубой, как у многих жителей Андромеды, а другой — карий, наследие межгалактического путешественника с планеты Земля. Пожалуй, этот ребенок действительно сможет пойти дальше, чем просто капитан линкора...
— Аауг! — внезапно сообщил Фантом и немного сжал пальчики на ладошке Ариадны.
— Правда? Здорово, я буду ждать! — девочка заулыбалась.
Взрослые могли быть на редкость глупыми и твердолобыми, они бы сказали, что младенец не понял, о чем она говорила, и просто поприветствовал её в своей манере. Но ведь Ариадна прекрасно знала, что Фантом пообещал покатать сестру на самом красивом и сильном линкоре в галактике, который к тому же будет носить её имя.